Ледяной дождь, Шереметьево, декабрь 2010

Ледяной дождь

Бардак в Шереметьево 26-28 декабря 2010 года

30.01.2011 13:01 // Фото и видео: milkov.ru

Так уж сложилось исторически, что по "горячим следам" сразу после новогодней поездки 2011 года я написал лишь этот текст. Он получился таким, каким должен был получиться: субъективным и эмоциональным, - думаю, не многим пришлось провести в зоне вылета более полутора суток.

Спустя шесть с лишним лет, решив вернуться к рассказу о той поездке, я оставил его практически без изменений, исправив лишь попавшиеся на глаза помарки и удалив ставшие "кривыми" ссылки. Традиционное вступление будет в следующей главе, а эту можно считать эдаким прологом к маршруту.

Утренние мысли

Воскресное утро 26 декабря началось рано и бодро. Первая утренняя мысль, пришедшая в голову после взгляда в окно на обледеневшие ветки деревьев: "Как красиво-то, как в сказке!", быстро сменилась второй: "*** они падают! А где машина?". Мысль про "сказку" исчезла также быстро, как и появилась и превратилась в навязчивую идею по "спасению" железного коня из под падающих на землю веток и деревьев.

Несмотря на сплошной слой льда на всем автомобиле, с одной стороны сделавший невозможным движение (приходилось ехать с открытой дверью), а с другой - отлично защищающий корпус при пробирании через бурелом упавших веток, следующей мысли - о том, что такая погода как-то повлияет на работу аэропортов, почему-то не возникло. В голове сформировался другой вопрос: "Ходят ли электрички? И Аэроэкспресс, в частности?" На последнем нам предстояло добраться до Шереметьево, откуда в 17:15 улететь рейсом Чешских авиалиний в Прагу и дальше - в Мадрид.

Новости об отключении электричества в Домодедово заставили нас понервничать, но "штатная ситуация" в Шереметьево и "контрольный звонок" в Аэроэкспресс добавили нам оптимизма. Решив все-таки создать "аварийный запас времени", мы выдвинулись на Белорусский вокзал пораньше.

Чешские аэролинии

Приехав в аэропорт Шереметьево в начале второго дня, мы первым же делом обратили внимание на длиннющую очередь у "Чешских аэролиний". "Римский" опыт подсказывал нам, что скорее всего "чехи" отменили какие-то рейсы. Это было действительно так: утренний и дневной рейсы значились на табло как "отмененные", про наш же "17:15", понятно, пока не было никакой информации. Мы заняли очередь и стали ждать, обмениваясь информацией и мыслями с "товарищами по несчастью".

Вскоре "сарафанное радио" принесло нам известие, что "мы не в ту очередь стоим". Так как у нас был стыковочный рейс через Прагу, этому была посвящена отдельная очередь, а точнее кучка людей у стойки, которых "раскидывали" на рейсы партнеров "Чешских аэролиний" по Skyteam. Тем же, кто летел просто в Прагу, ставили отметку в билетах и отправляли по домам с обещанием "позвонить, когда информация о вылетах прояснится", что, как выяснилось позже, было более гуманным решением.

Потолкавшись около двух часов у стойки и успев за это время снабдить сотрудницу авиакомпании, переоформлявшую билеты, стаканчиком кофе и шоколадкой, мы (а всего нас было 5 человек) были "вознаграждены" билетом в бизнес-класс на прямой рейс Аэрофлота SU299 Москва-Мадрид с отправлением в 19:10 26 декабря из Терминала "E" Шереметьево.

Первая ночь

Пройдя регистрацию на рейс около пяти вечера, мы по-традиции посетили одно из кафе на предмет "стаканчика пива-вина", пробежались по "Duty Free" и заняли батарею рядом с выходом номер 35 - свободных мест на скамейках не было. Около семи вечера на табло появилась надпись, что рейс задерживается до 1:30, но, забегая вперед, это была последняя вразумительная информация по нашему рейсу - почти все следующие сутки напротив нашего SU299 значилось: "Регистрация завершена".

Решив воспользоваться преимуществами столь неожиданно "свалившегося нам на голову" бизнес-класса, мы переместились с батареи в "Business lounge" терминала "Е". Ближе к полуночи туда начал прибывать народ и, как стало понятно из разговоров в курилке, вместе с нашим мадридским страдали рейсы в Баку, Бангкок, Амстердам и Барселону. Последнему удалось загрузиться в самолет около пяти и улететь около девяти утра. С остальными же были связаны основные события предстоящих суток.

Табло

Около двух часов ночи, когда стало окончательно понятно, что SU299 пока не собирается лететь в Мадрид, мы сделали достаточно робкую попытку обратиться на ресепшн бизнес-зала, на что сразу получили обнадеживающий ответ, что руководитель смены как раз собирается сходить к представителям Аэрофлота, чтобы прояснить возникшую ситуацию. Больше мы ее не видели. Ситуация накалялась. На кажущиеся примитивными просьбы "позвонить" мы получали ответ, что, так как терминалы "D" и "E" принадлежат разным владельцам, установленные телефонные станции не позволяют звонить друг другу, или, другими словами,  связи никакой нет.

Ближе к утру, когда рейс на Барселону уже загрузился в самолет, "бангкокцам" удалось где-то разыскать представителя Аэрофлота, все ответы которого сводились к одной единственной фразе: "Нет информации". Тон, в котором он доносил эту мысль до окружающих, вначале спровоцировал словесную перепалку, которую представители местной милиции фиксировали на камеры своих мобильных телефонов, а затем и в попытку "воспитать" хама, а по-другому его назвать было сложно, кулаками. Тут подоспел ОМОН и, приложив пассажира рейса в Бангкок об скамейку (позже в курилке потерпевший пытался освидетельствовать у местного врача нанесенные побои), дал возможность аэрофлотовцу сбежать из терминала. С этого момента представители аэрофлота в терминале "Е" старались не появляться. Последний, с кем удалось поговорить, зашел в "Бизнес зал" около 8 утра 27 декабря и сообщил, что поступила противообледенительная жидкость на 60 самолетов, и что все задержанные рейсы будут отправлены.

Пища для размышлений

Информационный вакуум, воцаривший с раннего утра 27 декабря вначале проявлялся только в отсутствии информации на табло. На удачу в "Бизнес зале" было несколько компьютеров с доступом в интернет и источником информации стал официальный сайт Шереметьево, выдававший для нашего SU299 время 12:20. Правда этот источник просуществовал недолго. К шести утра сайт перестал "открываться". На его место "пришел" официальный сайт "Аэрофлота", но и его ближе к полудню настиг "оффлайн". Примерно тогда же по терминалу перестали объявлять о посадке на рейсы - информатор выдавал только "last call-ы", из серии: "Пассажиров Иванову и Петрову просим пройти к выходу 41, посадка на Ваш рейс завершена". Какой рейс? Куда? Во сколько он должен вылетать и какой авиакомпанией не сообщалось. Более того, около часа дня из всех трех терминалов "D", "E" и "F" исчезли представители компании "Аэрофлот".

620x_13586934224

Сложившаяся ситуация создала благодатную почву для возникновения различных домыслов и догадок. "Масло в огонь" подливали те немногочисленные факты, которые удавалось выудить из интернета, личные наблюдения, а также обилие слухов, распространявшихся между пассажирами.

Первым обстоятельством был тот факт, что "официальная версия" об отсутствии антиобледенителя и неготовности самолетов не выдерживала никакой критики, - самолеты в Шереметьево продолжали взлетать и садиться. Это было видно из окон, выходящих на взлетно-посадочную полосу и пространство перед терминалом E. Так, всю ночь точно летала "Alitalia", красно-зеленые хвосты которой, пожалуй, ни с чем нельзя было спутать. С утра начал летать "Air France - KLM", да и "Аэрофлот" на месте не стоял. Из семи самолетов, стоявших на площадке перед терминалом вечером 26-ого, утром 27-го осталось четыре, а к вечеру - всего один, и это при том, что прилетавшие самолеты подкатывали к "рукавам", разгружались-загружались и потом улетали.

Вторым обстоятельством стал слух, пущенный кем-то из пассажиров, дозвонившихся до знакомых в Мадриде, о том, что наш SU299 26 декабря успешно прилетел в Мадрид, о чем, в-принципе, свидетельстовал и сервис "Яндекс-расписания". "Подогретая" вначале новостью о Грызлове, якобы улетевшем в Питер на полупустом самолете, версия о "ВИПе на нашем самолете" дальше не получила развития.

Третьим обстоятельством стал разговор с представителями "Air France", которые озвучили следующую мысль: "Мы не можем понять, почему Вас не выпускают. Погода сейчас нормальная. Все летают кроме Аэрофлота. Скорее всего отдали приоритет дальнемагистральным рейсам. В Европу летать не выгодно". Как в эту "концепцию" укладывался Бангкок мы понять не смогли, но идея "про выгодно-невыгодно" сильно помогла развить наши фантазии о причинах задержки нашего рейса. Вспомнив, что мы сами не должны были лететь "Аэрофлотом": ведь нас сюда перевели "чехи", - мы решили выяснить, много ли народу, как и мы, были переведены на этот рейс. К нашему удивлению, таких "переселенцев" было немало, что явно начинало придавать нашему SU299 статус некоего "отстойника".

Наконец, четвертым обстоятельством стала публикация в интернете приблизительно месячной давности, смысл которой сводился к следующему: "большинство пилотов к ноябрю года уже "выработали свой налет за год". В контексте происходящего можно было предположить, что нам банально не хватило экипажа, либо по-причине "неготовности", либо "невыгодности оплачивать сверхурочные".

Сложив все это вместе мы сделали вывод: "Причина - исключительно финансовая". Потверждения долго ждать не пришлось. И то, что произошло было генеральной репетицией предстоящего вечера.

Рейс на Амстердам

Основная особенность "регулярных" рейсов скрыта в их названии. Это означает ровно то, что они летают "регулярно", или другими словами каждый день (за редким исключением). Просидевшему больше нас в терминале рейсу SU229 от 26 декабря в Амстердам суждено было на собственной шкуре прочувствовать эту особенность после того, как около трех часов дня началась посадка на одноименный рейс, но только от 27 декабря. "Аэрофлот" продолжал принимать "опасные" управленческие решения. 

620x_13586934121

Но сейчас у него были "развязаны" руки. Его представителей к тому времени в терминалах не было, а электронная система, как это ей и подобает делать, отвергала посадочные талоны, датированные 26-м числом. На регистрацию же были высланы сотрудники терминала "Е", которые могли только разводить руками, говоря, что против компьютера не попрешь. В итоге при наличии четырех свободных мест, никто дополнительно на борт взят не был, в том числе солистка группы "Бони М", устроившая в связи с этим у "40-го гейта" настоящую истерику.

2.jpg

SU 229 от 27.12 улетел в Амстердам, SU 229 от 26.12 остался сидеть в терминале, а наш SU 299 (к тому времени мы уже все друг друга знали в лицо) стал готовиться к встрече дублеров от 27.12. Как бы парадоксально это не звучало: "На войне как на войне".

Талоны на питание

Благодаря наличию интернета в "Бизнес зале", к наступлению вечера мы наизусть выучили пункт 99 Федеральных авиационных правил, обязующий "Аэрофлот" предоставить нам телефонный звонок, воду, горячее питание и гостиницу. Однако, предъявить свое законное требование было некому. Сотрудники терминала пытались с пониманием относиться к нашему положению, однако было видно, что и у них уже не выдерживают нервы и количество выслушанных от пассажиров претензий хватит им на год вперед. Самыми "контактными" персонажами в тот момент были милиционеры. Они охотно со всеми общались, естественно, ничего не обещали, но и лучше других "входили" в наше положение. Редкие "личности" похожие на сотрудников "Аэрофлота" моментально "брались в кольцо", но вскоре сбегали под самыми разнообразными предлогами. Единственное, что можно было толкового вынести из общения с ними, что "начальство отказывается появляться в терминале" - "подчиненные" как и мы пребывали в полном неведении, что вперемешку со страхом было написано на их лицах.

620x_13586934317

Тем не менее, "сарафанное радио" продолжало работать и вскоре после отправки рейса в Амстердам "сообщило", что в соседнем терминале, начали выдавать талоны на питание. Однако, особой радости новость не принесла, так как была дополнена комментариями: давка за талонами и потом - давка за едой. Несмотря на то, что, если не считать халявных чипсов и арахиса из "бизнес ложи", с вечера позапрошлого дня мы ничего не ели (вместо вчерашнего завтрака пришлось "спасать автомобиль" от падающих веток), чувство голода, как, впрочем, и сна отсутствовали. Фактически питаясь только кофе и сигаретами, организм вырабатывал такую дозу адреналина, которой хватало не только на то, чтобы оставаться в сознании, но и постоянно перемещаться вначале по нашему терминалу "E", а потом, все чаще и чаще "прихватывать" соседние "D" и "F". Как донесло все то же "сарафанное радио", самым "точным" было табло в "D" - бред! но там было гораздо больше информации о "E", чем у нас. В терминал же "F" мы несколько раз ходили, чтобы попытаться что-то сделать с нашими посадочными талонами, ведь по прошествии суток они должны были стать недействительными (что показал рейс в Амстердам), но ни поменять, ни хотя бы поставить на них отметки нам так и не удалось.

Нет выхода!?

К вечеру 27-ого один из наших "сорейсников" обзавелся телефоном антикризисного отдела "Аэрофлота". С кем конретно он там разговаривал и какого ранга был сотрудник этого отдела было не совсем понятно, но около семи вечера нам пообещали, что регистрировать "Мадрид от 27-ого" не будут, пока не выпустят нас. В это время в зоне досмотра при входе в терминал, барабаня пластиковыми тазами по полу, бастовали "китайцы" (рейс на Пекин), тем самым блокируя доступ вновь прибывающим пассажирам (говорят, потом это показывали чуть ли не по телевизору). А у сорок-какого-то выхода к забастовке готовился "Бангкок-26", пытаясь не пустить на посадку "Бангкок-27". Самыми спокойными, казалось, были "бакинцы" (рейсы на Баку, которых к этому моменту собралось, боюсь соврать, около трех).

5.jpg

Что бы кто кому не обещал, посадку на "Мадрид-27" все-таки объявили. Догадались мы об этом заранее по появившейся на табло в терминале "D" (то что самое точное и до которого надо было бежать минут 10) второго SU-299 на 37 выходе. Стратегия поведения в данном случае была однозначная: блокировать оба выхода и ждать пассажиров 27-ого и представителей Аэрофлота.

6.jpg

Развязка была захватывающая. Вначале "Мадриду-27" присвоили до боли знакомый статус "регистрация завершена", потом на 37-ом началась безмолвная посадка на что-то типа "Астана", затем вместе с нашим "Мадрид-26" на 35-ом выходе появились рейсы в Баку (один или все) и Загреб(!). Последний и улетел около полуночи, а мы просто отошли в сторону. В этот момент в голове поселилась мысль, что самым разумным движением в сложившейся ситуации является движение обратно, через пограничный контроль, в Москву. Единственным сдерживающим фактором пока являлось то, что знакомые (как раз с пекинского рейса, бунтовавшего несколько часов назад с "тазиками") в течение четырех часов пытались это сделать (выйти), но пока безуспешно.

"Серый пиджак" и "кожаная куртка"

Мужеству гендиректора Шереметьево все-таки можно апплодировать. А именно он вышел около часа ночи "на растерзание" толпы в терминал "Е". Его звали Михаил Михайлович, мы же прозвали его "серый пиджак", так как вначале не поняли, кто это и как его зовут. Из минусов было то, что он также не мог повлиять на руководство "Аэропорта", из плюсов, что находящийся в его ведении Терминал "Е" принял самостоятельное решение оказать посильную помощь застрявшим в нем пассажирам. Первой частью такой помощи стали талоны на питание, а второй, как оказалось потом "решающей" для нашего рейса - то, что наши проблемы должен был решать начальник по эксплуатации Шереметьево Андрей Олегович или, как мы его опять-таки прозвали, "кожаная куртка".

8.jpg

Тем временем "антикризисный контакт" продолжал "кормить нас завтраками" - из последних обещаний было то, что первым полетит "Мадрид-26", то есть мы, но когда это произойдет сказать сложно, так как все "рукава" заняты и нужно искать "окно", чтобы подкатить самолет. Судя по табло в терминале "D", оба мадридских рейса объединились в один с прогнозируемым временем вылета 1:30 (что-то это начинало напоминать). Пассажиры штурмовали "кожаную куртку", пытаясь что-то ему доказать. Олегович практически все это время говорил по мобильному с различными службами аэропорта. И тут в нашем "коллективном мозгу" возник план.

План был примитивным, но при хорошем стечении обстоятельств давал нам шанс. Первым делом было необходимо прорваться к "кожаной куртке" и так как он был окружен плотным кольцом возмущающихся, это было самым сложным. Наконец, наши старания были вознаграждены и мы получили аудиенцию. Вместо требования соблюдения каких-то там пунктов правил, мы попросили у него следующее: "Так как нам "дали добро" на самолет, но "рукава" заняты, мы хотим автобус и готовы ехать к самолету на нем". Дозвонившись предварительно до "антикризисного контакта", с этими словами мы вручили Андрею Олеговичу трубочку.

"Хеппи энд"

Не стану утверждать, что "наш план сработал", но совершенно точно наши действия оказали какое-то влияние на то, что мы все-таки вырвались из "аэрофлотовского плена". Посадка состоялась около шести утра и проходила очень нервно, в основном из-за того, что табло выдало, что полетит "Мадрид-27", а "грузить" в автобус в итоге стали все-таки нас. На свободные места посадили пассажиров с "27-ого" рейса, в-основном тех, кто был с детьми. Откуда ни возьмись прямо перед регистрацией возник рейс на Вену со словами: "Если мы не летим, то никто не полетит" - вспоминая, как мы повели себя с Загребом, было неприятно, но ругаться сил уже не было. В голове на тот момент осталась единственная мысль: "Если мы не летим, то точно отсюда выходим, обратно, в Москву".

Как бы то ни было, нас посадили в автобус, прокатили кружок по полю и вернули обратно к терминалу. В таком состоянии мы пробыли около часа, пока снова не поехали к самолету (официальная версия: "ждали резервный экипаж"). Помню, что глаза неумолимо слипались и что в автобусе было нечем дышать (уже во второй или в третий раз замечаю что у аэропортовских автобусов, кажется "неопланов" на окнах как класс отсутствуют форточки), водитель вначале отказывался открывать двери (так как не положено), но потом открывал (становилось холодно), потом закрывал. Оказавшись в самолете мы уснули. 

Рейс SU299 от 19:10 26.12.2010 года взлетел в 12:00 28.12.2010 года.

Чтобы ни делалось..

Возвращаясь обратно в Москву 7 января, как положено, через Прагу, узнали, что наш OK 895 вылетел из Шереметьево 27 числа, но у тех, кто дальше должен был лететь в Мадрид (наш случай), забыли в Праге багаж и они ждали его в Мадриде три дня.Пассажиры рейса "Мадрид-27", летевшие с нами на "Мадриде-26" улетели из Шереметьево без багажа.

Благодарности

Казалось бы, достаточно сложно в такой ситации кого-то поблагодарить, но я считаю наоборот, что можно и нужно. Во-первых, всех пассажиров рейса SU299 от 26.12.2010 за сплоченность. Не помню сейчас всех по-имени (многие из них есть на фото и видео), но особенно хочется выделить самых активных, обрывавших телефон антикризисного центра Аэрофлота, сдерживавших эмоции и спокойным тоном общавшихся с представителями аэропорта, стоявших "насмерть" у выходов на посадку и перемещавшихся "челноками" между ними, чтобы "все были в курсе", а также выносивших под полой воду из "бизнес зала", чтобы чем-то помочь пассажирам с детьми, которым тогда было тяжелее всех. Отдельное спасибо Михаилу Михайловичу Василенко и Андрею Олеговичу (фамилию не знаю).

Про репутацию

13 января "Аэрофлот" решил проводить акцию репутационной поддержки и давать пассажирам, застрявшим в Шереметьево, в качестве компенсации "ваучеры". 16 января съездили с женой в офис "на Фрунзенской наб", где были посланы, так как "покупали билеты у Чешских аэролиний". 24 января позвонил "чехам". Те терпеливо выслушали рассказ и были очень удивлены, что такое вообще с нами могло произойти. Ответили, что "Компенсаций билета не положено, так как перевозка была осуществлена".

Реклама